Шедна

Эта новая сказка относится к разряду эпических малых сказок. Эпос, используемый мной, неизвестен ни историкам, ни литературоведам, ни исследователям фольклора. Тем не менее, сказка может быть основой для концертного исполнения (форма «Театр одного актера»). Также она может быть использована в мультипликации или художественном кино.
На древнем берегу Ильменя
Никита чинит снасть свою,
Пес верный дремлет у колена,
Свистушки на ветвях поют.
Безветрие. Вода зеркальна
И лишь громады облаков,
А в отдаленье вертикально
Темнеют мачты рыбаков.
Вдруг пес приподнимает морду
И мирно тихо заворчал.
Никита искоса на воду
Взглянул, не повернув плеча.
Потом внимательно подлесок
Спокойным взглядом осмотрел;
Но лишь запутавшихся лесок
Обрезать узел он хотел,
Как пес пружинисто на лапы
Вскочил и тонко заскулил.
О, если б парню в миг тот знать бы
Что Бог ему определил.
По берегу в недлинном платье
Красавица к нему идет.
Искрится на ее запястье
Жемчужин редких разворот.
Зрачки огнем зеленоватым
Волнуют и пьянят его.
И вроде золотом объято
Волос прекрасных естество.
На галечник она ступает,
Почти своих не раня ног.
И вот уже рукой ласкает
Упругий грязный псиный бок.
Кобель почти от счастья млеет,
Никита просто поражен,
Пес к женщинам обычно злее,
Их недолюбливает он.
А девушка к нему подходит,
Легко и весело вздохнув,
По носу пальчиком проводит,
Песок со скул упрямых сдув.
И вот в процессе их знакомства
Никита понял то, что он
Без всякого головоломства
По-настоящему влюблен.
И их знакомство состоялось,
Ей предложил тогда рыбак
Прилечь на лапник в лодке малость
И растянул над ней бивак.
Она представилась как Шедна,
Виски смущенно потерев,
Заметил он, что неизвестно
Такое имя. Осмелев,
Спросил тогда ее Никита
О матери и об отце.
Сказала Шедна, что сокрыта
В одном таинственном ларце
История ее рожденья;
Ларец хранится у волхвов.
Жила она без принужденья
У старцев в глубине лесов.
И вот во сне почти под утро
Однажды женщина пришла.
Она с ней говорила мудро,
Жемчужный разворот дала.
Коснувшись лба рукой прохладной,
Та женщина сказала ей,
Что в этой куще необъятной
Нет больше места для затей.
И путь на берега Ильменя
Она пройти одна должна
Бесповоротно, непременно –
Ей сила будет там дана.
В свое село он лодку правит,
А вот и берег уж родной.
Размяв затекшие суставы,
Зовет он Шедну за собой.
На сход сельчан ее приводит
И говорит: в стране иной,
Где слились небеса и воды,
Он ту, которая женой
Согласна стать, недавно встретил
И просит всех ее принять.
И вот, внимательно приметы
Высматривает парня мать.
Ладонью по плечам проводит,
На ногти смотрит, пухлость губ.
И чтоб проверить суть породы,
По попе хлопнула чуть-чуть.
Согласно головой кивнула…
А ведь ее авторитет
Во время княжьего загула
Спасал село от многих бед.
Пошел вокруг веселый говор,
Но слово самый старший взял.
Он возвестил, что веский повод
Для общей радости настал.
Что свадьба рыбака Никиты
Для их села великий знак.
В невесте тайны неба скрыты,
Хотя жених простой рыбак.
Всех завтра ожидает праздник
И пусть невеста отдохнет.
Рыбак же должен трех прекрасных
Поймать лососей в свой черед.
Большак пришел уже под вечер
Поговорить к Никите в дом.
Мать рыбака, поставив свечи,
С ним рядом села за столом.
Старик сначала извинялся,
Потом и высказался вдруг,
Что у него застряла фраза,
Он странный испытал испуг,
Когда в глаза взглянул невесте…
И усмехнулась Агидель –
Так звали мать Никиты: вместе
По жизни им идти отсель.
Мать у нее из той породы,
Из коей я происхожу.
А вот отец… Огни и воды,
И небеса… Не попрошу
У Шедны я соизволенья…
Она не ведает о нем,
Но сила у нее с рожденья
И кровь наполнена огнем.
Большак чуть с лавки не свалился.
Он верил, что такие есть.
Но чтоб на Шедне вдруг женился
Простой рыбак и прямо здесь?
Однако мудрая знахарка,
Дополнив меда в старый жбан,
Ему ответила: подарком
Союз нам брачный этот дан.
Но есть и повод для тревоги
И осторожности для нас –
Все нужно сделать. Чтоб в итоге
О Шедне не проведал князь.
Он все село подвергнет смерти,
Лишь чтобы ею завладеть.
Сейчас мы за нее в ответе,
А ей бороть в итоге смерть.
Никита очень усомнился,
Что в ловле повезет ему.
Сомненьем с Шедной поделился,
Повесив сети на корму.
Она, плечо его погладив,
Приободрила рыбака.
Мол, ты иди по водной глади
И жди мой знак издалека.
Так и случилось. Греб он тихо,
На лодочный взирая нос.
Друг пролетела дергачиха
И в сеть к нему вошел лосось.
От радости большой Никита,
Домой отправившись, запел.
Он так орал, что мать открыто
С улыбкой отвлеклась от дел.
А между тем один селянин,
Подслушав мать и большака,
Решил – освободят от дани
За девушку наверняка
Его, конечно, персонально,
А может быть, и все село.
Никите слишком фигурально
С такой невестой повезло.
Предательски с такою вестью
Он сына младшего послал
На княжий двор, а сам же лестью
На свадьбе Шедну восхвалял.
Селяне шумно веселились,
Огромный полыхал костер.
Все основательно напились
И разошлись без драк и ссор.
Прошла седмица. Вот однажды
Невестка вместе с Агидель
Сбор трав вели. Пред ними дважды
Огромный беркут сел на ель.
Потом взлетел, тоскливо вскрикнув,
Стрелою полетел к селу.
В предупрежденье сердцем вникнув,
Достала Агидель иглу.
Подняв иглу немного к верху,
Три слова вслух произнесла,
Создав воздушную прореху –
И обе в сторону села
В единый миг исчезли сразу…
Бежала Шедна средь домов,
Свекрови подчинясь приказу,
И издавала громкий зов.
Она кричала, чтобы люди
Грузились в лодки поскорей,
Что скоро смерть гулять здесь будет –
Дружина хуже дикарей.
Сначала люди усомнились,
Мол, как все это воспринять,
Но суетливо подчинились,
Когда им рыбакова мать
Велела убираться грозно…
Предатель в общей суете
Хотел похитить Шедну. Поздно
Узнал – возможности не те.
Над ним она взлетела птицей,
С подола сорвала кайму,
Чуть развернулась и десницей
Влепила молнию ему.
Потом рванулась в дом Никиты,
Там со стены сорвала меч,
На берег лодками забитый
Помчалась мужа уберечь.
Он сам бежал уже навстречу.
Меч протянула рыбаку:
Веди людей, и обеспечу
Я вам защиту… Не могу
Уйти… Сейчас необходимо
Бежать, их всех спасет вода.
Скорей, избранник мой любимый,
В село сквозь лес идет беда.
Но был рыбак не той закваски,
Он битве настоящей рад.
Тем более, не без огласки
Явился княжеский отряд.
Тех, кто спасаться не желали,
Убили сразу на ходу.
Все огласилось звоном стали,
Ведь заступил князь за черту.
Никита и другие десять
Отважно завязали бой.
Они бойцов бывалых месят,
Как будто шутят над толпой.
Князь не на шутку разозлился
И лучников своих призвал.
Но лучше бы не торопился –
Их молний сжег лучистый шквал.
Одна из молний сердце князя
Стрелой искрящейся прожгла.
Так Шедна наказала сразу
Его за гнусные дела.
Среди десятерых героев
Остались живы только семь.
В бою достойно пали трое,
Их подвиг тема для поэм.
Стоял с мечом в руках Никита,
А рядом чуть обнажена
Средь многих воинов убитых
Его любимая жена.