Гладиаторы

1.
Шел гладиатор в свой последний бой.
Он знал, что умереть ему придется.
Любимый женщинами и толпой,
Не мог галлиец гордый не бороться.
Проклятый жребий предрешил, что друг
В противники сегодня предназначен.
Пусть лучше завершится жизни круг
Победой не его. А как иначе?
‒ Ты молод. Должен быть любим и жить, ‒
Сказал фракийцу он с усмешкой горькой, ‒
Я дам тебе сегодня победить.
С ударом не тяни смертельным только.
‒ О, нет! Я это сделать не могу!
Ведь дружба двух бойцов всегда нетленна.
‒ Как объяснить такому дураку,
Что лишь один уйдет с песка арены?!
Я сделал первым выбор. Он за мной.
Для гладиатора всегда священно,
Когда другой кровавою ценой
Сам предлагает преклонить колено.
2.
Амфитеатра многогласный гул
Напоминает, что сегодня смерти
Начнется ужасающий разгул.
Патриции смеются, словно дети,
Убийство предвкушая. Между тем
Валерия взволнована немало,
Ведь неизвестно, станет биться с кем
Ее галлиец. Как она устала
Бояться, что однажды чей-то меч
Его оставит на песке арены.
Не станет больше тех прекрасных встреч…
А синие глаза сестры Елены
Изображают подлинный испуг.
Она фракийца любит не на шутку.
От смутных ощущений и от мук
Обеим девушкам сегодня жутко.
Они их ждут вечернею порой.
Хозяин гладиаторов сговорчив –
Сначала ужин, а потом игрой
Любви прекрасной освящались ночи.
3.
Сенатор Публий Кар для дочерей
Всегда искал в мужья людей достойных.
Но как-то раз в один из летних дней
Он взял на гладиаторские войны
С собой обеих девушек. И вот
Одна галлийца страстно полюбила,
Вторая фракским юношей живет,
А без него ей саван и могила.
Чего он только не предпринимал!
Сначала уговаривал обеих,
Грозил, доказывал и умолял,
Потом уже и к консулу Помпеи
Отправил. Только б с глаз своих долой.
Но сестры заболели от разлуки.
Пришлось их возвращать тогда домой,
Чтоб на себя не наложили руки.
Узнал он у хозяина бойцов,
Что в Галлии один был полководцем,
Фракиец в касте северных жрецов
Родился и считался царедворцем.
4.
Завыли трубы. Вот они идут,
Десятка два бойцов неустрашимых.
На радость публике кровавый труд
Им предстоит. А смерть уже незримо
Витает в воздухе, ведя свой счет.
Один старик из ложи чужестранцев
Невидимое видит и прочтет
Посмертные стихи фракийских старцев
На случай гибели. Ну, а пока
Приветствуем бойцами император.
Встает владыка, и его рука
Благословляет весь амфитеатр.
Опять трибуны охватил азарт –
Сейчас четыре грозных великана
Жестокости кровавой явят арт…
Патриции, икая полупьяно,
Шумливо ставят ставки; чья-то смерть
Для них игра и звон монет в итоге.
Как часто людям не преодолеть
К наживе страсть, а с ней души пороки.
5.
‒ Я очень многих потерял друзей, ‒
Галлиец мрачновато сплюнул на пол, ‒
А этот бой при нашей дружбе всей
Хозяином подстроен. Тихой сапой
К нему сенатор, видно, подошел
И щедро оплатил услугу эту.
Ведь из-за сделки был старик так зол,
Но золото всегда вершит победу.
Открой секрет, что вдруг произошло,
Когда мы группой вышли на арену?
Покрылось бледностью твое чело…
Не уж-то так боишься за Елену?
‒ Я как-то говорил вчера тебе,
Что я рожден в семье жрецов фракийских.
Был в тайну посвящен, давал обет…
Мои вот эти именные диски –
Определенной силы оберег.
Но я увидел в ложе чужестранцев
Верховного жреца. Он человек
Опаснейший из наших мудрых старцев.
6.
‒ А в чем его опасность, объясни?
Напуган ты и очень беспокоен.
‒ От взгляда старика сгорают пни,
Его удар внезапен и бескровен.
Я беспокоюсь, друг, не за себя,
А за тебя – и в этом вся причина.
Любовь верховного жреца слепа
Ко мне, ведь я ему был вместо сына.
Лишь только мы начнем с тобою бой,
Он может непредвиденно вмешаться.
‒ И что же делать? Слушай-ка, постой!
А если нам играючи сражаться?
‒ Наверно это выход, ведь вполне
Поймет он то, чего другим не видно.
Я знак подам, чтоб жрец не вздумал мне
Оказывать поддержку беспричинно.
‒ Искусство явим так, чтоб все вокруг
Игру считали нашу поединком.
Быть может, боги сжалятся, и вдруг
Судьба счастливым улыбнется ликом.
7.
‒ Ну что ж, ваш выход, ‒ говорит слуга
Хозяина бойцов, ‒ а жаль, конечно,
Но глупость явная для старика
К потерям относиться так беспечно.
Неумно ставить лучших меж собой.
‒ А ты на нас поставил тоже ставку? –
Оценивая римский меч с резьбой,
Галлиец мрачно гладит рукоятку.
В такой момент не хочется ни с кем
Общаться – это отнимает силы.
Для них наиважнейшей из проблем
Есть та, чтоб убедительными были.
Чтоб все считали – вышли мастера,
И неизвестно, чьей победа будет.
Не зря распространился слух с утра
О бое завершающем, как чуде.
И вот галлиец первым вышел в круг,
Толпа взорвалась воплями восторга.
А вслед за ним идет фракиец-друг,
Похожий внешностью на полубога.
8.
Стал для Валерии немилым свет,
Как будто все перевернулось сразу.
Елена что-то шепчет ей в ответ,
Но девушка не понимает фразу.
Вселился ужас в сердце, а сестра
Кому-то молится, а может, плачет.
К хозяину все просьбы были зря,
Впустую деньги выброшены, значит.
Они хотели алчность старика
Использовать, чтоб он друзей не ставил
Друг против друга; здесь ведь нет врага,
И бой идет, увы, не ради славы.
Ведь на арене будут две любви
Сражаться вынужденно на потеху.
Вот оба изготовились, как львы,
Фракиец щит отбросил, как помеху.
Звон стали, смертоносный блеск клинков,
И пластика танцующих гигантов,
И тысячи вокруг орущих ртов –
Катарсисом убийства все объято.
9.
Когда фракиец в центре круга встал,
Схватился жрец за амулет, висевший
На шее; но, однако, увидал,
Что юноша показывает клещи
Руками – это тот волшебный знак,
Который говорит: «Сиди, не бойся…»
Старик мгновенно понял все, обмяк,
Лишь на соседей только глянул косо.
Галлийца вид его не обманул,
Он в нем прочел, что тот с фракийцем дружен.
Людей орущих экстатичный гул
Для их игры, наверно, тоже нужен.
Как будто молнии в руках бойцов,
Мечи сверкают; сталь поет и стонет.
У юноши спокойное лицо,
Он честь жрецов фракийских не уронит.
Невозмутим галлиец, ведь игра
Должна казаться боем настоящим.
Вот меч скользнул почти что у бедра,
Грозя сопернику лучом разящим.
10.
Удар отвесный сверху по клинку
Тяжелым был, мечи сломались оба.
Бой прекратился. На своем веку
Хозяин гладиаторов исхода
Такого и припомнить бы не смог.
Припав лицом измученным к решетке,
Старик со страхом ждет, какой итог
Им будет вынесен… Правитель в шоке
Глядит на исполинов. Наконец,
Вздохнул и медленно обвел глазами
Ряды со зрителями, снял венец
И громко крикнул:
‒ Видели вы сами,
Как бились эти двое. Я польщен
Их мастерством, их мужеством и силой.
Но, право же, я несколько смущен:
Из них кого-то отправлять в могилу
Несправедливо. Пусть же приговор
Мной отдан будет моему народу…
Вокруг поднялся многогласный ор:
‒ Свободу им, свободу им, свободу!