Злободневности

КУПЮРНЫЙ КАЙФ
Купюрный кайф понятен лишь тому,
Кто на деньгах сидеть предпочитает.
Причем ведь денежную кутерьму
Он правильным движением считает.
Логично все – придуман был дефолт,
Чтоб у народа вытряхнуть карманы.
По шляпку закрутив народу болт,
Уехал махинатор в отпуск в Канны.
Ведь он, сердечный, от трудов устал,
Отобранное сохранять непросто.
Нуждается отъемный капитал
В путях целенаправленного роста.
А то, что нагло обобрал людей,
Исправить можно, жертвуя детдому.
Одна из модных в частности идей
Дать церкви денег, подарить икону.
Потом еще смотаться за огнем
В составе делегации в Израиль,
Очередной создать торговый дом
И съездить в гости – звали самураи.
И постоянный денежный отъем,
Вор поступать не может по-другому.
Он совесть сжег давно уже огнем,
А чувства сердца погрузились в кому.
В остатке только лишь купюрный кайф,
Пространство денег знает только деньги.
Их запахом пропахли стол и шкаф,
Проклял мздоимец сам себя на веки.

Воистину, я много съесть могу;
По аппетиту ценится работник.
Сначала борщ, потом еще рагу,
Салат, десерт, сто граммов и компотик.
У аппетита явный признак есть –
Наличие активного жеванья.
К примеру, блюдо с окороком съесть
Естественно не принцип выживанья.
И вписываться в общество обжор
Никто не собирался и в помине.
Когда застолье возглавляет вор,
Столующийся как дурак в урине.
КУКЛА
У кукловода кукла есть!..
А что поделать тем, кто куклой
Является сейчас и здесь,
Руководимый дланью тухлой.
С веревочек не соскочить –
Не для того их привязали.
Чужими рифмами кричит
Марионетка в карнавале.
За ширмой много разных рук,
Протянутых к марионетке.
И каждый в качестве заслуг
Ей дарит по одной конфетке.
Навряд ли есть от куклы прок;
Ее имеют, и на гвоздик.
А чтоб был чувственным итог,
Целуют куклу в лоб и в носик.

С каких позиций я смотрю на власть?
Наверно с точки зренья психиатра.
У всех структурных властных ипостась
Артистов погорелого театра.
Там утвержденный основной состав,
Под стать солистам остальная труппа.
Секретный есть особенный устав,
Противоречащий законам грубо.
Неприкасаемых нельзя судить,
Их лишь молитва уничтожить может.
Я в храм пойду Всевышнего просить,
Чтоб Он поставил метки им на коже.
На каждой морде чтоб была печать –
Характеристика любой персоны,
Чтоб мы могли их явно различать,
Воздав им то, чего они достойны.

ЭНЕРГИЯ ДЕНЕГ
Ты хочешь денег? Выйди и возьми…
Но доживешь ли с ними до зимы?
Ведь деньги запах собственный имеют.
Они влекут, зовут других людей,
Они одной вибрацией своей
Подобны искушающему змею.
И вот представь – ты получаешь их.
Ты счастлив, ненормален, словно псих,
В пределах суммы словно шейх арабский.
Но деньги вдруг покинули тебя,
Ведь их субстанция почти груба,
В великом трансе голосишь по-рабски.
Раздавлен, лезть готов почти в петлю,
Взываешь к евро, доллару, рублю:
«О, милые! Вернитесь поскорее…»
Но не вернутся, скуден твой ментал,
Ты им подвластен потому что стал;
Дыра в одежде никогда не греет.
Ты Бога не умел благодарить
И не умеешь искренне дарить;
О, сколько было вложено усилий.
Но закавыка в том, что все рабы
Перед богатством расшибают лбы,
И деньги идиоту отомстили.

Наверно в неприятностях погрязнув,
Спокойствие в волненье растеряв,
Расплачиваешься за то, что праздно
Жил широко на несколько октав.
Злословя всем, напрасно паникуя,
Надеешься сорвать огромный куш.
Но получая благодать такую,
К источнику добра ты будешь чужд.
Благодарить конечно же не станешь,
Удачу записав на личный счет.
А что дурак и Бога не обманешь,
Так это лишь грехов переучет.
Богатство с мудростью соединимы,
Когда ты, получая, отдаешь.
Тогда к тебе слетятся херувимы –
Себя в пространстве Бога обретешь.

 

Нельзя, ругаясь, отвечать на ложь,
Ведь князю мрака этого и нужно.
Ты правду только тем и обретешь,
Что не ответишь лгущим равнодушно.
Клеветника сжигает клевета,
Как кислота металл, сжигает душу.
И если вера не совсем тверда,
Потоком грязи зло течет наружу.
У зла не может правды быть ни в чем,
Ведь осуждающий уже предатель.
Идущий на мирянина с мечом –
Без сострадания в душе каратель.
И будет в этом мире результат
И в мире горнем вряд ли оправдают.
А яд лжецов для них самих же яд,
Отравленные из сердца страдают.