Околесица. Животные

ОХРЮНЕНИЕ
По природе нет трезвей меня,
А этимология – Свинья
Отражает мой природный статус,
А не напряжение и градус.
Каждый может просто охрюнеть,
В этом ничего плохого нет.
Если мы оцениваем фактор,
То Свинья опасней, чем диктатор.
В то же время нет добрей меня!
Доброта была обретена
В сложном и таинственном процессе;
И душою я сродни принцессе.
ПО ПОВОДУ ОБЕЗЬЯН 
Квадрат гипотенузы, говоришь?
Я мыслю так, что среди стен и крыш
Ценители мои всегда найдутся.
Я к сколковским пойду профессорам,
Мы выпьем с ними в баре по сто грамм,
А то, что дальше – это дело вкуса.
Ученый тоже просто человек,
Способен на какой-нибудь эффект,
Сейчас не будем обсуждать изъяны.
Срабатывает свойство миражей,
Когда среди ученейших мужей,
Бывало, попадались обезьяны.

Я текстовый блок. Нажмите кнопку редактирования, чтобы изменить этот текст. Разнообразный и богатый опыт постоянный количественный рост и сфера нашей активности требуют от нас анализа позиций.

ВИНОВАТЫЙ ПЕС
Ну, вот! Опять хозяйка разругала!
Подумаешь, за мелочь… Съел бекон…
Я что ли зря крутился у мангала,
Хвостом изображая вальс-бостон?
Ведь если в свойствах мяса разобраться,
Кто первый слямзил, тот его и съел.
Им все доступно – сало и колбасы!
А я гляди на вкусный беспредел?
Душа у Пса не выдержала пытки,
Меня бекон как будто приглашал.
Клянусь, что верно отслужу убытки,
Как Цербер, буду охранять мангал.
УЛИТКА И ГУСЕНИЦА
По веточке садовая Улитка
Свершала свой неспешный променад.
Но перед ней возникла закавыка –
Мохнатый толстый гусеничный гад.
‒ Какая наглость! – вскрикнула Улитка, ‒
Здесь все вокруг – владения мои!
Смородина, крыжовник и клубника,
Они основа «Этью ан туи».
Но толстый обожравшийся ленивец
Ленивым взглядом смерив скорлупу,
Прошепелявил ей: ‒ Да, я паршивец,
Но я не «Пе…», к тому же я не «Пу…».
Улитка развернулась оскорбленно,
В ответ ни слова хаму не сказав.
Она, скорей всего, была влюбленной…
Зачем же портить чувственный устав?