Рыжий Ян

1.
Он был башмачником веселым
И жил на площади Цветов.
По вечерам купался голым
В одном из городских прудов.
Он был рожден ночной порою,
Но рыжим вырос. Для людей,
Подверженных нужде и горю,
Как настоящий добродей,
Стал огнекудрым балагуром.
Ян пел и забавлял детей.
В плаще землисто-серо-буром
Ходил; на голове своей
Носил потрепанную шляпу
С полу ободранным пером.
Он  всем напоминал растяпу
С трещоткой, дудкой и ведром.
Его прозвали Рыжим Яном.
О, как же был он некрасив!
Но внешности своей изъяном
Ян пользовался, попросив
У городского коменданта
Соизволенья из дворца
Весь мусор вывозить куда-то…
При этом сам не отрицал,
Что точит костяные пряжки
Для сапогов и башмаков,
А также куклы-неваляшки
Из разных шились лоскутков.
На праздник вывозил на площадь
Свои подарки добрый Ян.
Он вел свою гнедую лошадь,
А сам бывал порою пьян.
Башмачника услышав песню,
Сбегался люд со всех сторон.
Смех был такой, что мог воскреснуть
Мертвец во время похорон.
Песня Яна
От людей всегда одни отходы,
Больше, чем от разного зверья.
Значит в королевстве год от года
Самый нужный проходимец – я.
Чем богаче человек, тем больше
Мусорит на всю округу он.
Кто-то носит старые галоши
И порой обедом обделен.
Кто-то с жиру бесится и скуки.
Глянешь – морда с тыкву и при том
За неделю не обгадят мухи
Лик обжоры с чавкающим ртом.
Многие попали в рабство к моде,
Накопили разного тряпья.
Но не зря ведь говорят в народе,
Для обносков есть такой, как я.
Сударь! Ваш кафтан пообносился?
Не беда, поможет Рыжий Ян.
Из него, к примеру, выйдет крыса,
Так что отдавайте свой кафтан.
Все сгодится при большом желанье,
Избавляйтесь, люди, от старья.
Есть всегда потребность в Рыжем Яне,
Самый нужный проходимец – я.
За ним всегда бежали дети,
А самый резвый мальчуган
Устроился, как князь в карете,
В телеге. А веселый Ян
Остановил свою кобылу,
Допев из песенки куплет,
И обратился к Михаилу,
Трактирщику:
‒ Когда монет
Не наблюдается в карманах
И с вечера желудок пуст,
В мозгах у проходимца Яна
Один вопрос: тот жирный гусь,
Которого с утра ты жарил,
Был предназначен для господ?
‒ Ты прав. Сегодня Густав старый
Ко мне отпраздновать придет
Свою очередную сделку.
‒ Купил наверно жеребца?
‒ Он выгодно сосватал Хельгу…
‒ Вторую дочь?.. Она в отца…
Характер у нее бедовый…
Да, кто же в сети угодил?
‒ Нездешний… У меня готовый
Кусок свинины; он остыл
Давно, конечно. Но, дружище!
Ведь ты в еде неприхотлив?!
‒ Я рад любой сегодня пище,
И новый сочиню мотив.
Пока башмачник с мальчуганом
Делили мясо за столом,
Вошла старуха в платье рваном
С клюкой и небольшим узлом.
На сморщенном лице ухмылка
Застыла, как тревожный знак.
Взгляд карих глаз, сиявших пылко,
Столы обшарил и очаг.
Она приблизилась неспешно
И хрипло крякнула в кулак.
‒ Вдове подайте безутешной…
Меня вчера среди бродяг
Прогнали и не накормили…
‒ Эх, мать!.. Мы сами без гроша!
Но на, поешь, чтоб были силы
И чтоб оттаяла душа.
Старуха, взяв кусок свинины,
Достала из лохмотьев нож.
Сверкнули яркие рубины
На рукоятке, вызвав дрожь
У тех, кто наблюдал за нею…
Старуха, мясо покромсав,
С достоинством поела. Шею
Слегка ногтями почесав,
Сказала, обращаясь к Яну:
‒ Твоя меняется судьба.
Я много говорить не стану,
Но будешь плакать у столба.
И сероглазая шатенка
Пойдет с тобою, Ян, к венцу.
Она прекраснее, чем Хельга,
Сосватанная подлецу.