Околесица. Люди

Писать иронические, сатирические или юмористические стихи о людях также непросто, как и о животных или сказочных существах. Я для себя всегда определял ту творческую составляющую, которая позволяла бы мне не только высмеивать некие пороки и недостатки, но и высвечивать абсурдность ситуаций, в которых оказываются мои герои.

ГОСПОДИН ПУЗАНО

Объевшись чипсами с попкорном,
В еде превысив нормы квот,
У телевизора покорно
Разглядываю свой живот.

Он, словно холм Гластонберийский,
Трусов резинку растянул.
В расстройстве я немного виски
Неразведенного глотнул.

Когда-то был я очень шустрый,
Но вот, упругая пузень,
Лоснясь под ярким светом люстры,
Отбрасывает на пол тень.

И чтобы женщин не обидеть,
Как заполошенный бегу.
Ведь пальцы на ногах увидеть
Лишь только в зеркале могу.

ДЕД МОРОЗ – ТИМОФЕИЧ

Тимофеич сил не рассчитал,
Быть Морозом Дедом так непросто.
Лучше бы он влез на пьедестал,
Чтоб с высот от метр девяносто
Здравицы всем оптом пожелать…
В розницу намного тяжелее.
Нужно и Снегурочку держать,
Чтобы не нырнула в снег в аллее.

Празднично настроенный народ
Деду со Снегурочкой подносит.
Несколько счастливо пьяных морд
И две рюмки с водкой на подносе.
И обидеть никого нельзя –
Из Дедов вычеркивают просто.
Тяжела у ряженных стезя,
Алкоголь враг для любого роста.

ПРОДАЖА ИШАКА

Проснувшись в воскресение, Равшан
Решил продать на рынке ишака.
Он ездил как-то с тестем в Андижан
И видел – тестя брат Алим-ака
Скотину на базаре продает…
Так неужели он не сможет сам,
Немного обманув простой народ,
Торговли научиться чудесам?

Ишак был тощий – шкура и скелет.
И чтоб товарный вид ему придать.
Шухрат-сосед подал один совет,
Как следует с животным поступать.
Обмазав маслом, трубку ишаку
Хозяин вставил сзади под хвостом.
А чтобы не лягался на скаку,
Стреножил ноги бедного жгутом.

Понадував, замучился, устал
И помощь у Шухрата попросил.
Сосед ему отказывать не стал,
Но трубку вынул и опять вонзил.
‒ Зачем же ты ее перевернул? ‒
Спросил Равшан, стирая пот со лба.
‒ Ты, друг мой, очень напряженно дул,
А я немного брезгую тебя.

РИСОВАЛЬЩИК

Я всегда рисую с неким кайфом,
Для меня волнителен процесс.
Пусть Россетти вдохновлялся шарфом,
Соблазнив при этом всех невест
У друзей и множества знакомых…
У меня совсем иной подход.
Если не вдаваться в идиомы,
Я использую словарный код.

В коде есть графическая тета –
Функция, энергия души.
Жаль, что не дорос я до поэта
Но в руках моих карандаши.
Я еще такое наваяю,
Превзойду Гогена и Моне.
Спать всегда ложусь я только с краю,
Музы только там идут ко мне.

ОТКРОВЕНИЕ ЛЫЖНИКА

Я по склону хорошо летел…
Ну, скользил, уж если быть точнее.
Знать хотел я скорости предел;
Лыжник на ходу не коченеет.

С ветром мы собратья на ходу,
Только он всегда бывает встречным.
Съездил как-то я в Кызыл-Орду
С дружеским визитом быстротечным.

Ох, казахи! Заводной народ!
Вы представьте, водка с бешбармаком,
А потом зеленый чай и торт –
Унитаз приветствовал я раком.

Но для лыжника такой фрагмент
Историческая зарисовка.
Друг позвал в Уктус в один момент,
Там есть трасса тысячеметровка.

Я на трассу шел, как на турнир
Выходили в прошлом крестоносцы.
Из Махачкалы мой друг Дамир
Заключил пари на двадцать порций

«Дагестанского», что обойдет
В легкую меня на быстром спуске.
И поверил в эту чушь народ…
Я в душе послал их всех по-русски.

Мы с Дамиром параллельно шли.
Шустрый парень, ничего не скажешь.
Мысленно ему я: «Не шали…
На трехсотке все равно ты смажешь».

Только что-то я недоучел,
Вырвался вперед и поскользнулся.
Фейсом в снег, на животе пошел
К окончанью трассы в виде груза.

Вспахивая снежные пласты,
Был самонадеян, как Шумахер.
И внизу я мордой сбрил кусты,
Как щетину бреет парикмахер.

ЖЕНСКОЕ ОПЬЯНЕНИЕ

Что-то я расслабилась слегка,
Многовато оказалось «Кьянти».
Делают всегда по два глотка
В разговорно-вычурном формате.

Залпом данное вино не пьют!
Отосплюсь и расскажу подробно –
Нужен ли какой-то атрибут
И насколько «Кьянти» благородно.

Кстати, озабоченных мужчин
При любых комплекции и весе
Приподнять способна до вершин
Древняя загадка Санджовезе.

А пока я благородно сплю,
Всем советую – идите «на фиг».
На тахте соседства не терплю,
Нужен мне всегда свободный трафик.

ЛУКОВИЦА

Когда укусишь луковицу вдруг,
Поймешь мгновенно что такое лук –
Реакция у языка с глазами.
Начнется все с течения соплей;
И чем конкретный сорт исходно злей,
Тем больше будешь исходить слезами.

К примеру, режем арзамасский сорт
И фантастичность предвкушает рот,
Но беспокоят нас полифенолы.
Ведь покупая в магазине лук,
Узнать по глупости нам недосуг
Что луководы там не допололи.

Я И ЗЕРКАЛО

Я с утра обычно с зеркалом на «ты»,
Отражает гладь стекла мои излишки.
От увиденного приступ дурноты,
Словно вижу нулевой баланс в сберкнижке.

Морду заспанную тороплюсь умыть,
Чтоб она моим лицом нормальным стала.
Мне никак себя с собой не примирить –
Растираю сеть морщин своих устало.

От залысины уныние с тоской
И к тому ж еще предательский животик.
Если искренне, то я почти изгой,
Потому что сало для меня наркотик.

Романтичней нет занятий вечерком,
Чем съедание бифштекса или плова,
Запиваемых хорошим коньяком
С девятнадцати часов до полвторого.

А по поводу других подвижных игр
Вплоть до нежных романтичных интересов,
Я, конечно, в отношениях не тигр,
Я заложник чревомании и веса.

error: Content is protected !!