Стихи 70-80-90_2

1

Я ночью звездной платье подошью,
Изрезав темный бархат небосвода.
Примерю эту выкройку свою
К тебе, чтоб было выше всякой моды.
А вечером, на следующий день,
Сомну его и изорву на клочья,
И выброшу на небо, чтоб затем
Изрезать небо следующей ночью.

Там, в старинных проулках Москвы,
Где-то ходит любимая ведьма –
Чернокнижница таинств любви,
Подарившая горькое бремя
Непонятных сомнений и мук…
Наизнанку душа, и магический круг
Окружает, и выхода нет:
На приманку попался поэт.
И растает свеча в темноте,
Лопнет зеркало, белый платок
Почернеет; и сладкой мечте
Мыслей грустных холодный поток
Преградит доступ в сердце мое,
И душа остывает, певец не поет…
Замкнут круг, больше выхода нет:
На приманку попался поэт.
МАГИЯ ЛЮБВИ
Какая магия красивых ног!
А грудь и талия, как заклинанье.
Когда поэт невольно одинок,
Мечтает он, чтоб рядом на диване
Она сидела; чтоб, в конце концов,
Совпало все в одной прекрасной точке.
Забыть друзей и двери на засов,
И пусть сначала слух ласкают строчки.
А позже дело и до рук дойдет,
Любовь с ладоней волнами нахлынет.
Поэт помолится, чтоб эпизод
Сердец союзом долгим стал отныне.
Тьму раскачает сладострастный стон,
История замрет, отступит время.
Обещанный в веках Армаггедон
Для любящих неважная проблема.
Мир здесь сейчас, в сплетенье рук и ног,
В слиянье губ, в горячем поцелуе.
И пусть сместится запад на восток,
Все здесь, в огне, где жизненные струи.
Потом истома. Это тот момент,
Когда дано для мира разрешенье
Занять опять свой прежний асцендент
И вновь иметь какое-то значенье.
DREAMS
Пусть не раз эту тень
Наведу на плетень,
Только грудь расцелую твою.
И в вихроме волос,
Настонавшись до слез,
Нежность страстную я отопью.
Я застенчиво лгу,
Что нахально могу,
Как мужчина, тобой обладать.
Да, я повода жду,
Чтоб горячую мзду
С тела женского ночью сорвать.
СТРЕМЛЕНИЕ К СВОБОДЕ
Открой мне в этих странствиях души
Условия несбыточных иллюзий.
В гортани ком пылает и першит
От всех обид, сплетенных в жесткий узел.
И что на что на свете променять?
Любовь не может растоптать свободу.
Нельзя оленя в клетку загонять
И любоваться им себе в угоду.
Ему нужны леса. Он твой олень!
Он на рогах в самозабвенном беге
Любовь к тебе в божественную сень
Внесет, как факел, с гордостью туарега.
А под конвоем это тот огонь,
Который, если вырвется, сжигает.
Не помогает ни мольба, ни стон,
Тогда совсем ничто не помогает.
Привязанности сходу разорвав,
Как клочья паутины на деревьях,
Несется, словно гордый Голиаф,
От нежности хозяйки-королевы.
И, может быть, уже родился царь,
Который бег прервет его могучий.
Ну, а пока он разгоняет хмарь
И раздвигает грозовые тучи.
ОН И ОНА
В чистой комнате с белыми стенами
Чашка с чаем на черном столе.
Занавески с узорами пенными
Отразились в оконном стекле.
Аромат незаметными волнами
Заставляет забыться вконец.
В волосах полублестками томными
Золотистый цветок, как венец.
На диване красивая женщина
В пеньюаре лежит голубом.
Был сегодня мужчине обещанный
Полыхающей страсти Содом.
Он сидит поседевшую голову
На усталые руки склонив.
Словно мудрость постиг Соломонову
И сумел обуздать свой порыв.
Но познания сквозь ощущения;
Разум самый свирепый судья.
И терзаем себя без прощения
За прекрасный момент забытья.
Оскорбляем себя и любимую,
Все измены в душе оправдав.
Нашу душу извечно ранимую
В лед сомнения замуровав.

Я вдыхаю легкими усталыми
Розовую прану доброты.
За компанию с друзьями пьяными
Струн гитарных плачущий мотив
Слушаю с сентиментальной придурью
И шампанским сам себя дразню.
Как гусары поступали исстари,
Я тебя сегодня соблазню.
А потом, когда пространство города
Для интима нас с тобой сведет,
Ты, моя красивая и гордая,
Нежных ног горячий разворот
Мне откроешь; я дорвусь до сладкого,
Протараню в тишине ночной
Треугольник с вечною загадкою,
Словно в омут, брошусь головой.
Наволочка мной до дыр искусана,
Простыня изорвана в куски.
На спине моей, в любви искусная,
Исполняешь нежность в две руки.
Что это, ошибка, наваждение,
Быть желанье ближе, визави?
Нет! Наверно, нынче день рождения
Непростой, но пламенной любви!

Великими законами Вселенной
Дано природе женской несомненно
Влюбляться и любимой быть опять.
Волнуемая трепетной октавой,
Она имеет на любовь святое право,
Никто не смеет это отрицать.
И, может быть, мерещились ночами
Ристалище и грозный бой мечами
За даму сердца; на кольчуге кровь.
Но время трусоватых педерастов
И джентльменов выделило в касты –
Бытует философия быков.
А женщина обычная, земная,
Устав и неудач не проклиная,
Растрачивает время на мечту.
Она совсем не виновата в этом
И сплюнув трижды, верует в приметы.
И ждет, когда единственной почтут.
Ей не нужны красивости фантазий,
Альфонствующий замысел в экстазе,
Заносчивость неглупого самца.
Она хотела просто жить счастливо,
Раскованно, безбедно и игриво,
И чтоб не отворачивать лица.
И что плохого? Каждый этим грезит!
Мы все живем в одной прекрасной пьесе,
Порою исчезая средь кулис.
И Автор знает сверхзадачу жизни,
А мы в наивной глупости капризны,
Но не свободны от Его реприз.
Вышептывая роль свою до смерти,
На грани утопая в междометьях,
Мы вспомним вдруг наш первый поцелуй.
Поймем, что страсть была почти прозреньем,
Забудем про печаль и невезенье
Под звуки запредельных аллилуй.
НОЧНОЙ РОМАНС
Открыто в ночь мое окно,
И в желтом отсвете парадной
Тоскливый перебор гитарный
Тревожит душу, как в кино.
И чей-то хриплый баритон
Мне о любви напоминает,
Веселых сумасбродствах в мае,
И я мечтаю в унисон.
Все было в прошлом, а сейчас,
Сейчас немного по-другому.
Стремились вроде к не такому,
Но жизнь всегда мудрее нас.
Кто не мечтает – не живет,
А я, любимая, мечтаю,
Что для тебя насобираю
Звезд драгоценных хоровод.
Пусть капли сладкого вина
Разлиты мной на подоконник.
Что я один, я сам виновник,
И душу ранит пусть струна.
О, как волшебна эта ночь!
И то, что трелью телефонной
Ты, тишину спугнув нескромно,
Смогла обиду превозмочь.
ЖЕНЩИНА ИДЕТ
Пусть смолкнут звуки музыки прекрасной,
Ветра, смирите бурный свой полет!
Она неповторима и всевластна,
Смотрите — это женщина идет!
Пусть облака к ногам периной лягут,
Приостановит время вечный ход.
Склонитесь, словно государственному флагу,
Ведь это мимо женщина идет!
Наверно гимном прозвучат сегодня
Десяток строк поэта среди вас.
Неважно! Пусть считают как угодно,
Но в женщине особенная власть.
С ней отступают беды и напасти,
Любой мужчина истину поймет:
Она дарует нам любовь и счастье…
Посторонитесь – женщина идет!